Страсть к Богу

Джек Дир

Все места Библии взяты из синодального перевода

Одно из самых моих любимых занятий как профессора семинарии у меня было учить по книге псалмов.Я люблю размышлять над еврейским текстом и пытаться найти необычное значение какого-нибудь запутанного места в писании. При моей любви к книге псалмов, однако, были два места, которые постоянно приносили мне беспокойство всякий раз когда я начинал размышлять о псалмах. Я непонимал столь великой увлеченности псалмистов к Богу. Авторы псалмов обладали великим стремлением к божьему присутствию, что и переполняло и беспокоило меня. Позвольте мне продемонстрировать несколько примеров, которые так беспокоили меня:

Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому: когда прийду и явлюсь пред лице Божие!(41: 2-3)
Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я, Тебя жаждет душа моя, по Тебе томиться плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной. (62:2)
Одного просил я у Господа, того только ищу, чтобы пребывать мне в доме Господнем во все дни жизни моей, созерцать красоту Господню и посещать храм Его.(26:4)
Очи мои преваряют утреннюю стражу, чтобы мне углубляться в слово Тво╠.(118:148)

К. С. Льюис описывал эти чувства псалмистов как "аппетит по Богу". Льюис чувствовал, что некотырые люди могут думать, что выражение "аппетит по Богу" выглядит очень грубо. Лично я думаю, что это очень привычно. Я предпочел бы скорее использовать выражение "голод по Богу" или "страсть к Богу".

Я начал свою христианскую жизнь, покрайней мере, с того, что сильно хотел Бога. Я помню как в семнадцателетнем возрасте я был новообращенным. Я вставал раньше всех в доме, чтобы говорить с Богом без всяких отвлечений и помех. Я также помню как я бегал к почтовому ящику, чтобы получить мою последнию пачку путеводителя по стихам, а потом вставать в 3 или 4 утра, чтобы размышлять и запоминать каждый из них. Ничто не заставляло меня делать это. Я делал это, потому что у меня был голод по Богу.

К этому времени я уже стал професором семинарии и учил об этом впсалмах и уже не стремился вставать позней ночью, чтобы вспоминать Библию. Я не мог сказать с псалмистом, что "очи мои предворяют утреннию стражу, чтобы мне углубляться в слово Тво╠" и всякий раз испытывал угрызения совести когда читал или учил по этим стихам. Я не говорю, что никогда не переживал Божье присутствие в течении последних лет. Я имел некоторые нежные моменты с Господом, но я не мог сказать с псалмистами, что моя душа постоянно "томиться " к Богу.

Вторым, что беспокоило меня в псалмах, были эмоции псалмистов. они переживали не только великую радость в Господе, но и также призывали других к той же самой радости, хотя это было нормальным для любого верующего. Вот, например, как псалмопевец говорит: "Да веселиться Израиль о Создателе сво╠м; сыны Сиона да радуються о Царе сво╠м" ( 149: 2) <...> Но псалмопевец не останавливаеться на этом; он продолжает объеснять, что он имеет в ввиду: " возрадуйся в сво╠м Создателе." В следующем стихе он увещевает людей " хвалить имя Его с ликами; на тимпанах и гуслях да поют Ему." ( 149: 3). Танцевать?

Да, псалмист сказал, что мы должны славить Бога с танцем. Радость псалмиста была так велика, что это заставило его тело, а не только лишь его голос, выразить вс╠ его состояние. Это не был неординарный способ выразить сильную радость в Господе. Мариам, Давид и дочь Иеффая были так захвачены радостью в Господе, что они все танцевали перед Ним. Я не пытаюсь привести аргументы в пользу танцов на сегоднешних наших служениях, наоборот, я илюстрирую такое великое состояние радости в Господе у этих святых, так что они не могли удержаться, чтобы не танцевать.

Радость была лишь одной частью эмоциональности, которю я встречал вновь и вновь в псалмах. Псалмиты тпкже могли испытывать почти неограниченную печаль или горе из-за грехов или отсутствия Божьего присутствия. Послушайте вновь автора 41 псалма:

Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому: когда прийду и явлюсь пред лице Божие!
Слезы мои были для меня хлебом день и ночь, когда говорили мне всякий день: " где Бог твой? " (41:3-4)

Всякий кто читал псалмы, знает что псалмисты способны на такие эмоциональные переживания, а мне не нравилась эта характеристика псалмистов. У меня не возникали сомнения по-поводу проявления эмоций на футбольном матче или на других атлетических играх, но это же казалось не возможным в отношении к религии.

Коментируя отсутствие эмоций при поклонеии в своей деноминации, К. С. Льюис сказал: " У нас проблема с хорошим вкусом". Я чувствовал, что эмоции в религии были для меня не в мо╠м вкусе. Мне не нравились и я отвергал эмоции. Слабые люди были эмоциональными, а сильные нет.

К этому в мо╠м разуме была наглядная картина об одном из моих мальчиков, когда он плакал. Он плакал не потому что он оскорбил самого себя, но потому что его чувства были задеты. Когда я смотрел на то как он плакал, я переживал переменчивые чувства. Я объеснял эти сл╠зы как слабость и мне не нравилось видеть это в мо╠м сыне. Я любил говорить, что я живу словом Божиим, а не моими чувствами. Я проповедывал так много проповедей на эту тему, что уже стал призновать чувства и Божье слово смертельными врагами между собой.

Но то, что так беспокоило меня в псалмах было то, что они не разделяли мою точку зрения на эмоции.


© Перевод Сергея Назарова
Статья взята из журнала УТРЕННЕЯ ЗВЕЗДА N 4, том 8, стр. 14
НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ